Скелеты в шкафу

У каждого человека есть такие. Засохшие, сброшенные в самый тёмный и дальний угол. Они лежат там и никогда оттуда не уйдут, сколько не пытайся избавиться. Душе противно прикасаться к скелетам. Поэтому они лежат и выгрызают душу изнутри.

Я не жалуюсь, не говорю, что иная жизнь была бы для меня лучшим вариантом. Но иногда действительно стоит рассказать то, что давно лежит на самой глубине, покрывая дно чёрным илом. Я расскажу это, чтобы всколыхнуть воду и поднять ил наверх. Чтобы стало так больно, как никогда раньше. Но я не буду жаловаться, потому что жалости не ищу. Я ищу слушателя. И если вы умеете слушать, не задавая лишних вопросов и не терзая состраданием, то слушайте.

У меня есть старшая сестра, которая взрослее меня на шесть лет. На момент, когда я была совсем маленькой, зависть моей Н. зашкаливала так сильно, что она всячески пыталась избавиться от меня. Незначительно, потому что ей было от силы шесть лет. Попытки продать соседке (что было воспринято шуткой), поломки моей детской кроватки, с которой я всё же выпала, но отделалась шрамом над бровью. Всё было бы ничего, но маленьким детям всегда уделяют намного больше внимания, чем взрослым. Ревность копилась внутри сестры и она, когда я начала хотя бы немного мыслить, стала всячески подставлять меня. Обман, клевета, постоянные пинки и полноценное желание испортить мне жизнь. Она кричала на меня по любому пустяку, жаловалась родителям и заставляла молчать на собственные погрешности. Из-за постоянного давления и проблем с окружением (в садике я не училась, а потому обзавестись друзьями у меня не получалось, так как я не шла за остальными) моя психика нарушилась. Я стала ранимой и восприимчивой к крикам. Стоит учителю хоть на пол тонна повысить голос, как у меня текли слёзы. С каждым днём всё замкнутее, отдаленее и молчаливее. Мне казалось, что никогда и никто не увидит меня. Тихая мышка, не подающая о себе знака, чтобы не подцепить новое обидное слово. Училась вместе с сестрой в одной школе, но никогда и ни за что не жаловалась на свои проблемы. Когда сестра ночью убежала к своему ухажеру гулять, умная я сфотографировала на телефон пустую кровать и предоставила родителям факт в виде даты создания фотографии. Доказательств было больше, чем нужно. Меня не выдали, сестре выписали неимоверных подзатыльников и наказали. Всю злость она выжала на мне, в очередной раз доведя до истерики и снизив уровень самооценки до подвального помещения. Так я жила всё время, пока сестра не переехала. Хотя и после её переезда не раз прилетали камни в мой огород.

В конечном счёте в сочитании с кучей других проблем, навалившихся на интроверта социопата, привели к самым плачевным результатам.
Хроническая усталость, острые головные боли, бессонница, резкие перепады настроения, расстройства сердечной деятельности. Постоянные нервные срывы, сопровождающиеся конвульсиями, слезами и беспричинной депрессией. Неуравновешенность, близкое восприятия всего направленного в мою сторону.

А когда моя родная бабушка, всегда любившая Н. за её прекрасное личико и папину внешность, не зная всего, что произошло со мной, обвиняет меня в нехотении общаться с родной сестрой, я впадаю в оцепенение. Как можно нормально говорить с человеком, который практически испортил твой характер? Как можно с улыбкой общаться с ней и с радостью встречать на пороге?
Я ничего не имею против её ребенка, смышленного и здорового мальчика (которым сестра не занимается), поэтому по приходу в гости я полностью переключаюсь на него. Видя меня, мальчик тянет ко мне руки, цепляется за меня смертельными объятьями и тихо, чтобы не слышала Н., говорит мне «Мама...».
А я прошу не сравнивать нас, потому что мы слишком разные, чтобы я была хоть каплю похожей на ту, что променяла свою семью ради парней и алкоголя. Не хочу быть похожей на человека, не следящего за своим чадом, не желающего жить по правилам и продолжающего косить на меня косые взгляды после стольких лет.

Я не таю на неё обиды или зла. Я просто не хочу, чтобы она появлялась в моей жизни. Но мы родственники и время от времени мне всё же приходится видеть её лицо, улыбаться и целовать её щёку, здороваясь и прощаясь.

И знаете… При всём этом у меня есть человек, способный принять все мои слёзы, утешить и спасти от самой тёмной веревки на моей шее. Когда на меня нападает эта удушливая атмосфера, он молча обнимает меня и держит до тех пор, пока я не успокаиваюсь. Столько раз он спасал меня, что моя жизнь практически полностью в его руках.  Спасибо ему  за то, что он всегда рядом со мной. Это вытащило меня из темноты не один десяток раз.

Обсудить у себя 4

Ни тоски, ни любви, ни печали,
Ни тревоги, ни боли в груди,
Будто целая жизнь за плечами
И всего полчаса впереди.

Иосиф Бродский